НОВЫЕ ДАННЫЕ О ПРОИСХОЖДЕНИИ И РОДСТВЕННОМ ОКРУЖЕНИИ ПЕРВЫХ ДЕМИДОВЫХ (МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ РОДОСЛОВИЯ)

Nikita1.jpg Трофимов С. В., УИРО

Генеалогии Демидовых посвящены десятки работ, список которых продолжает расти. Между тем об истоках их рода известно немного, недостаточно изучен и круг фамилий их ближайших родственников и свойственников. Нами предпринята попытка реконструкции вертикальных и горизонтальных родственных связей первых Демидовых. Объектом исследования выступают члены рода Антюфеевых, а также отдельные представители тульских семей из демидовского окружения начала XVIII в.

В наиболее полной на сегодняшний день росписи рода Демидовых, изданной в 1992 г., четверо родственников основателя династии Никиты Демидовича Демидова (1656–1725) отмечены с прозванием Антуфьев: два его брата – Семен и Григорий, отец Демид Григорьевич и дед Григорий[1]. Отрывочные сведения о них, извлеченные составителем из работ дореволюционных авторов П. А. Демидова, К. Д. Головщикова, А. Б. Лобанова-Ростовского[2], восходят к трудам И. Х. Гамеля, Г. И. Спасского, И. Ф. Афремова[3] и основаны исключительно на преданиях и легендах. Происхождение Антюфеевых традиция связывает с селом Павшино Алексинского уезда. Согласно И. Х. Гамелю, в Тулу переселился отец Н. Д. Демидова кузнец Демид Климентьевич Антуфьев (Антуфеев). Г. И. Спасский и И. Ф. Афремов приводят другое его отчество – Григорьевич. Последний вариант был повторен К. Д. Головщиковым и таким образом закрепился в специальной и популярной литературе[4].

Из современных исследований демидовского родословия следует выделить работы тульского историка И. Н. Юркина[5]. Последние генеалогические находки вошли в его книгу «Демидовы в Туле: Из истории становления и развития промышленной династии» (М.; Тула, 1998). Опираясь на ранее неизвестные источники – смотренные списки казенных кузнецов, автор установил подлинное отчество отца Н. Д. Демидова – Климентьевич, подтвердив таким образом вариант Гамеля. Заслуживает внимания и вывод И. Н. Юркина о том, что преобладающей формой родового прозвания предков Демидовых в XVII в. была форма Антюфеевы, а не Антуфьевы, как было принято в литературе. По мнению историка, придерживающегося традиционной версии происхождения Антюфеевых из села Павшино, Демид Климентьевич переселился в Тулу не позднее 1656 г., тогда как его родственники Антюфеевы уже к 1625 г. были тульскими жителями[6].

Новая версия о происхождении Антюфеевых была выдвинута московским генеалогом В. А. Могильниковым. Изучив именной состав крестьян Павшинской слободки Алексинского уезда по переписной книге 1647 г., исследователь не обнаружил демидовских предков и, ориентируясь на распространенность в XVII в. среди тульских жителей прозвания Антюфеев, предположил, что легендарная прародина Демидовых – это Павшинская слобода Тулы[7].

Следует признать, что в генеалогическом плане обе версии еще недостаточно разработаны. Так, И. Н. Юркин, говоря о родственных связях Демида Климентьевича с многочисленными тульскими Антюфеевыми, основывается лишь на совпадении их семейных прозваний, что еще не доказывает факт родства. В книге И. Н. Юркина перечислены 15 человек мужского пола с прозванием Антюфеев (варианты – Антифеев, Онтюфеев), сведения о которых удалось обнаружить в документах XVII в.[8]. Большинство из них – кузнецы (11 человек), остальные – кирпичники (двое), стрелец (один) и «непровский казак» (один). Логично искать демидовских родственников среди тульских кузнецов-оружейников, так как именно к их корпорации принадлежал отец Н. Д. Демидова. Воспроизведем имена Антюфеевых-кузнецов по приведенному И. Н. Юркиным списку:

Владимир Антифеев (Онтифеев, Антюфеев), оброчный кузнец, 1625, 1628/29;
Аничка (Аникей) Володимеров с. Антюфеев, оброчный кузнец, 1628/29;
Клентка (Климентий?) Онтюфеев, оброчный кузнец, 1628/29;
Михаил Онтюфеев, оброчный кузнец, 1628/29;
Огапка (Агапий?) Михайлов с. Антюфеев, казенный ствольный заварщик, 1669;
Василий Михайлов с. Антюфеев, казенный ствольный заварщик, 1669;
Василий Онтюфеев, замочный мастер, 1669;
Епифан Тихонов с.Антюфеев, тульский казенный кузнец, 1691;
Лукьян Тихонов с. Антюфеев, 1691;
Автомон Антюфеев, казенный кузнец, 1697;
Никифор Антюфеев, казенный кузнец, 1697.

Попробуем установить принадлежность этих лиц к интересующему нас роду. Как видно, наиболее ранние известия об Антюфеевых в Туле относятся к 1625 г. В писцовой книге, датированной этим годом, отмечен Володимерко (Володька) Онтифеев, двор которого находился за р. Упой в слободе оброчных кузнецов. Ему же принадлежала половина лавки в Большом ряду тульского торга. В городовой росписи 1628 г. он записан вместе с сыном Аничкой[9]. В этом документе перечислены имена всех оброчных кузнецов, обязанных в случае опасности защищать один из участков линии деревянных укреплений Тулы. Так как в росписи отмечены лишь совершеннолетние мужчины, способные носить оружие, можно утверждать, что Аникей родился не позднее 1613 г., а его отец – не позднее начала 90-х гг. XVI в. В 1645/46 г. В. Антюфеев продолжал владеть половиной лавочного места в Большом москотильном ряду, к 1680 г. его уже не было в живых[10].

В той же городовой росписи упомянуты оброчные кузнецы Мишка и Кленка Онтюфеевы. Их имена в документе записаны рядом, что позволяет предполагать их близкое родство (вероятно, родные братья). К сожалению, более о них ничего не известно. Должно быть, в 1628 г. они были еще молоды, так как в росписи оба показаны без детей[11].

В смотренных списках тульских казенных кузнецов 1669 г. значатся еще четверо Антюфеевых: ствольные заварщики братья Василий и Агап Михайловы дети Антюфеевы, замочный мастер Василий Онтюфеев, а также ствольный заварщик Демидко Клеменов, отец Никиты Демидова[12]. Для уточнения их родственных связей нами привлечены тульские смотренные книги и списки 1676-1683 гг. и ранее неизвестная крестоприводная книга города Тулы 1682 г.[13]. Удалось установить отчество замочного мастера Василия Антюфеева – Климентьевич. Таким образом, к 1669 г. среди казенных кузнецов, носивших прозвание Антюфеев, были дети Михаила и дети Климентия. Учитывая невысокую численность тульских оружейников в первой половине XVII в. и относительную редкость в их среде прозвания Антюфеев, можно предположить, что основателями двух ветвей рода были упомянутые выше оброчные кузнецы Мишка (Михаил) и Кленка (Климентий) Антюфеевы.

Оброчные кузнецы до конца 1620-х гг. составляли юридически самостоятельную группу тульских ремесленников. Они жили за р. Упой в особой слободе, возникновение которой связывают с указом 1595 г. Писцовая книга 1625 г. отличает эту слободу от Кузнецкой слободы, также располагавшейся в тульском Заречье. Жители последней, взятые с посада к изготовлению оружия для казны, назывались казенными кузнецами[14]. Готовясь к войне с Польшей, правительство распорядилось резко увеличить производство оружия и припасов. С этой целью оброчные кузнецы в декабре 1629 г. были переведены в разряд казенных самопальников и подчинены Стрелецкому приказу[15]. Известные позже семьи казенных оружейников Володимеровых, Жилиных Кириловых (Кирильцевых), Мосоловых происходили из оброчных кузнецов.

Предполагаемые предки Антюфеевых в 1625 г. в числе жителей Слободы оброчных кузнецов не названы. По мнению И. Н. Юркина, Михаил и Климентий Антюфеевы могли жить вне слободы[16], возможно, на тульском посаде. В таком случае, казалось бы, допустима версия о происхождении их из посадской Павшинской слободы. Жители последней, тогда еще безымянной слободки, хорошо известны по писцовой книге 1625 г., однако Антюфеевых, как, впрочем, кузнецов вообще, среди них не обнаружено[17]. Кроме того, нам не известно ни одного примера проживания оброчных кузнецов за пределами своей слободы: те из них, кто в 1628 г. отмечены впервые, были в основном младшими родственниками слободских кузнецов, упомянутых в писцовой книге 1625 г. В писцовой книге учитывались лишь дворовладельцы и их взрослые родственники мужского пола. По-видимому, Михаил и Климентий Антюфеевы к 1625 г. еще не достигли совершеннолетия и потому не были включены в перепись. Вполне вероятно, что они жили во дворе Владимира Антюфеева, который был их старшим братом или дядей.

Таким образом, легенда о переселении предка Демидовых в Кузнецкую слободу пока не нашла документального подтверждения. Предполагаемая родина Антюфеевых – Слобода оброчных кузнецов и Кузнецкая казенная слобода территориально составляли единое поселение в тульском Заречье. Следовательно, оброчным кузнецам, переходившим к работе на казну, не нужно было куда-либо переселяться. Не исключено, конечно, что в случае с Антюфеевыми этот процесс имел свои особенности, и Демид Климентьевич записался в Казенную слободу, уже будучи взрослым.

Несомненно одно – в начале 50-х гг. XVII в. он уже принадлежал к корпорации казенных оружейников, о чем свидетельствуют недавно обнаруженные списки тульских жителей, выживших в «моровое поветрие» 1654 г. Согласно росписи казенных кузнецов, составленной не ранее ноября 1655 г., небольшая семья Антюфеевых благополучно пережила эпидемию: «Дементеи Клеменов сын Антюфеив сам третеи, живы». Из этого документа узнаем, что отец Никиты Демидова был грамотным – для середины XVII в. факт примечательный[18]. Последнее упоминание о Д. К. Антюфееве относится к 1677 г., в смотренном списке 1680 г. его имя уже отсутствует[19].

Имена братьев Н. Д. Демидова – Семен и Григорий – впервые называет Г. И. Спасский без ссылки на источник полученных сведений. Советский историк Б. Б. Кафенгауз обнаружил документальное известие об одном из них – Семене Демидовиче – в «Докладах и приговорах правительствующего Сената» за 1710 г. К этому времени С. Д. Антюфеев имел в Москве наемный двор, где жил со своей женой. Интересен тот факт, что Семен признался в двоеженстве[20]. По-видимому, другая его жена – Анна Кондратьевна (род. ок. 1677 г.) – упомянута вместе с детьми в переписной книге тульской Оружейной слободы 1715 г. Источник этот, прежде исследователям демидовского рода неизвестный, хранится в Санкт-Петербурге в Архиве Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (АВИМАИВиВС). Здесь отмечены трое сыновей Семена Демидовича: Иван 12 лет, «крив глазом»; Андрей 11 лет, записанный «по нынешнему разбору» в ученики замочного дела; Алексей 9 лет и две дочери: Марина 17 лет и Матрена 12 лет. Сам же Семен, по сообщению переписной книги, «с Тулы бежал в [1]712-м году»[21].

Из всех сыновей Семена Демидовича в дальнейшем известен лишь Андрей. Некий А. С. Антюфеев владел в 1727-1732 гг. в Туле 1 домницей с 4 горнами. В книге 2-й ревизии города Тулы (1744 г.) Андрей Семенов сын Антюфеев записан вместе с сыном Козьмой (род. ок. 1729 г.) среди оружейников в приходе церкви Рождества Христова (Николо-Зарецкой), что в Казенной слободе[22]. О других потомках этой ветви рода у нас сведений нет.

И. Ф. Афремов полагал, что предком современных ему оружейников Антюфеевых мог быть родной брат Демида Климентьевича, имя которого осталось неизвестным[23]. Есть основания предполагать, что им был отмеченный в смотренных списках 1669 г. замочный мастер Василий Клеменов сын Антюфеев. О нем известно немного. В июне 1682 г. Василий вместе с сыном Игнатом присягал новым царям Иоанну и Петру Алексеевичам, в марте следующего, 1683 г. продолжал числиться «замочником»[24]. Казенный кузнец Игнатий Васильев упомянут в 1697 г. как поставщик «5000 мушкетов тульского дела в лотах с замками по образцу мушкета с прострелом»[25]. В марте 1711 г. он выступил одним из свидетелей, подписавших раздельную запись комиссара Никиты Демидова, отделившего от себя сына Никиту[26]. Это не только, по выражению Юркина, «редкий случай встречи в одном документе Антюфеевых двух ветвей рода», но и свидетельство их тесных взаимоотношений, обусловленных их близким родством.
Игнатий Васильевич умер не позднее 1715 г. Он был женат на некой Агриппине Семеновне (род. ок. 1662 г.), от которой имел двух сыновей: Макара и Андрея. Макар Игнатьевич (ок. 1687 – не позднее 1744) в 1713 г. был «определен к приборному делу», но «тому мастерству не учился» и по разбору 1715 г. «написан у стальной работы». В 1721 г. он владел в Туле стальной кузницей с одним горном. Известны его дети от брака с Улитой Дроновной (род. ок. 1687 г.): Яков (род. ок. 1710 г.), Лукерья (род. ок. 1711 г.) и Тимофей (род. ок. 1715 г.). Андрей Игнатьевич Антюфеев (род. ок. 1704 г.) в одиннадцатилетнем возрасте был «написан в ученики замочного дела». Судя по книге 2-й ревизии, он имел сына Козьму (род. ок. 1732 г.) и жил в приходе церкви Рождества Христова (Николо-Зарецкой)[27].

Семьи Якова и Тимофея Макаровичей также принадлежали к приходу Николо-Зарецкой церкви. В книге 2-й ревизии показан сын Якова – Иван в возрасте одной недели и двухлетний сын Тимофея – тоже Иван. Во второй половине XVIII в. братья Антюфеевы выбыли из числа казенных оружейников и записались в тульский посад. Об этом свидетельствует исповедная роспись церкви Рождества Христова за 1775 г. Среди посадских прихожан в ней упомянуты Яков Макаров Антюфеев, его жена Марья Федорова 55 лет и сын Яков 19 лет. А в соседнем дворе отмечен брат Якова – Тимофей с женой Татьяной Филипповой 56 лет, сыновьями Козьмой 25 лет и Егором 8 лет[28].

О представителях ветви рода, идущей от оброчного кузнеца Михаила Антюфеева в XVIII в. сведений не обнаружено. Последнее упоминание о ствольном заварщике Василии Михайлове Антюфееве относится к 1676 г.[29]. Вероятно, он умер бездетным.
Вернемся к списку Антюфеевых-кузнецов, известных по документам XVII в. На наш взгляд, четверо последних лиц в списке не являются потомками рассмотренных выше Антюфеевых. Отмеченные в 1691 г. братья Епифан и Лукьян Тихоновы Антюфеевы в документах 1676-1683 гг. записаны без родового прозвания, тем не менее, есть основания видеть в них детей ствольного заварщика Тихона Калистратова сына Латова, представителя многочисленного семейства тульских оружейников[30]. Казенный кузнец Никифор Антюфеев (род. ок. 1657 г.) был сыном Антюфея Иванова Вострокопытова, имя которого встречаем в списке 1655 г. Автомона Антюфеева, вероятно, можно отождествить с племянником Никифора, плавильным мастером Артемоном Афромеевым сыном Антюфеевым (род. ок. 1676 г.), жившим в 1715 г. «в особливой избе» на дворе дяди[31].

 

Итак, вероятный предок Демидовых, Климентий Антюфеев был уроженцем известной с 1595 г. Слободы оброчных кузнецов и числился тульским кузнецом уже в 1628 г. От него же произошли оружейники и мещане Антюфеевы, жившие в Туле в XVIII – XIX вв. Были ли представители этого рода связаны с селом Павшино Алексинского уезда или их корни следует искать на тульском посаде – покажут дальнейшие исследования.

Первые Демидовы, основная деятельность которых с 1702 г. разворачивалась на Урале, сохраняли тесные деловые и родственные связи с жителями Тулы. Присутствие в аппарате управления заводами родственников и свойственников владельцев уже отмечалось исследователями в качестве характерной особенности российской частновладельческой мануфактуры XVII – XVIII вв. Впервые применительно к хозяйству Демидовых на это явление указал Б. Б. Кафенгауз. По данным ученого, в 1729 г. из четырех тульских по происхождению приказчиков А. Н. Демидова трое являлись близкими свойственниками заводовладельца[32]. Подробнее этот вопрос рассмотрен И. Н. Юркиным на примере семей Володимеровых, Красильниковых, Пальцовых и Постуховых, составлявших в первой половине XVIII в. плотное и доверенное демидовское окружение[33].

Привлечение к заводскому управлению родственников, должно быть, особенно широко практиковалось Демидовыми в начале XVIII в., когда нарождающаяся промышленная династия осваивала новый уральский металлургический район. В известных нам документах того времени встречаем имена по крайней мере трех доверенных лиц Н. Д. Демидова, связанных с ним родством или свойством.

«Свойственным человеком» Никиты Демидова назван в отписке верхотурского воеводы от 8 мая 1702 г. приказчик Емельян Павлов сын Ксенифонтов[34]. Именно он первым был послан Демидовым на Урал и в мае 1702 г. принял у верхотурских властей Невьянский завод. Очевидно, что такое важное поручение было дано человеку, пользовавшемуся особым доверием заводовладельца: Ксенифонтов, по всей видимости, являлся ближайшим свойственником Демидовых. Ровесник Н. Д. Демидова, Емельян Ксенифонтов мог быть тестем его среднего сына Григория, первой женой которого была некая Анна Емельяновна, упомянутая в единственном документе 1707 г. Известно также, что в апреле 1704 г. Г. Н. Демидов уже имел четырех детей, следовательно, к 1702 г. он, несомненно, был женат[35].

Род Ксенифонтовых во второй половине XVII в. принадлежал к верхушке тульского посада. Представители этого семейства по меньшей мере дважды избирались земскими старостами: в 1669 г. тульским старостой был дядя Емельяна Алимпий Ксенифонтов, в 1675 г. – другой его дядя – Филимон. Дед Е. П. Ксенифонтова Ксенифонт Филипов упоминается в писцовой книге 1625 г. Он, как позже его сыновья Филимон и Павел, занимался в Туле соляной торговлей[36].

В начале XVIII в. заметной фигурой в окружении Н. Д. Демидова был его племянник[37] Афанасий Абрамов. Как человек Демидова, «которой в Москве за делы ходит», он в феврале 1702 г. выступил в Сибирском приказе экспертом, давшим оценку первому уральскому железу, и уже в марте вместе с приказчиком Е. П. Ксенифонтовым был отправлен на Невьянский завод. В отличие от неграмотного дяди или того же Ксенифонтова, Абрамов грамоте обучался. Его многочисленные автографы встречаются в челобитных и «отписках» Демидова, именно Афанасий Абрамов расписался вместо приказчика в отдаточных книгах Невьянских железных заводов 20 мая 1702 г.[38].

Прежде просто «работник», на заводе он стал одним из трех известных нам первых демидовских подьячих и выполнял наиболее ответственные поручения. Так, в октябре 1702 г. по требованию главы Сибирского приказа думного дьяка А. А. Виниуса, совершавшего поездку по Уралу, Акинфий Демидов посетил Каменский завод и, не застав там Виниуса, выехавшего в Тобольск, отправил к нему А. Абрамова[39]. В дальнейшем Абрамов сопровождал в поездках Н. Д. Демидова: в конце декабря 1702 г. выехал с ним в Москву, в сентябре следующего, 1703 г. вновь появился в Невьянске и, вероятно, покинул завод вместе с семьей дяди в ноябре того же года.

По-видимому, уже к началу 1705 г. А. Абрамов перестал числиться заводским подьячим. И в переписной книге Невьянского завода 1710 г. он записан не был. Скорее всего, в это время Абрамов, как и Н. Д. Демидов, постоянно жил в Москве или в Туле. В тульской переписной книге 1715 г. среди посадских жителей Петровской слободы упомянут Афанасий Аврамов сын Куприн 34 лет, жена его Ирина 32 лет, дочь Пелагея 6 лет и сестра Дарья 14 лет[40]. Его тождество с демидовским племянником вполне вероятно. Должно быть, А. А. Куприн был сыном известного по документам 70-х – 80-х гг. XVII в. казенного ствольного заварщика Аврама Артемьева сына Куприна, женатого на сестре Никиты Демидова или на сестре его жены.

Благодаря неграмотному Демидову, мы знаем другого его племянника – Лукьяна Стефанова, подписавшего в августе 1703 г. записанную в Сибирском приказе «сказку» дяди[41]. Известно, что он носил фамилию Копылов и в 30-е гг. XVIII в. был приказчиком Никиты Никитича Демидова, а в одном из документов назван его двоюродным братом. Исходя из этого, И. Н. Юркин склонялся к предположению, что Л. С. Копылов – сын брата Евдокии Федотовны (жены Н. Д. Демидова)[42]. Между тем, среди Копыловых, известных на тульском посаде с 1625 г., имя Федот не встречалось ни разу. Как удалось выяснить, отцом Лукьяна (ок. 1682 – не ранее 1744) был стальной мастер Степан Филиппов сын Копылов (ок. 1652 – между 1715 и 1723), а матерью – Татьяна Федотова дочь (ок. 1660 – не ранее августа 1723), свояченица Н. Демидова[43].
Таким образом, тщательное изучение деловых связей Антюфеевых-Демидовых позволяет существенно дополнить современную роспись рода. Очевидно, что ближайшее демидовское окружение на Урале в начале XVIII в. составляли исключительно родственники заводовладельцев. Многие из них остались за рамками статьи: Мураковы, Неклюдовы, Переславцевы, Стариковы. Характер их родственных связей с Демидовыми ещё предстоит уточнить.

——————————
1. Краснова Е. И. Демидовы: Родословная роспись. Екатеринбург, 1992. С.7.
2. Демидов П. А. Родословная Демидовых // Русский архив. 1873. № 11. Стл. 2212-2229; Головщиков К. Д. Род дворян Демидовых. Ярославль, 1881; Лобанов-Ростовский А. Б. Русская родословная книга. Т.I. СПб., 1895.
3. Гамель И. Х. Описание Тульского оружейного завода в историческом и техническом отношении. М., 1826; Спасский Г. И. Жизнеописание Акинфия Никитича Демидова, основателя многих горных заводов, составленное из актов, сохранившихся у его наследников, и из других сведений. СПб., 1833; Афремов И. Ф. Историческое обозрение тульской губернии. Ч.I. М., 1850.
4. См. Юркин И. Н. Демидовы в Туле: Из истории становления и развития промышленной династии. М.; Тула, 1998. С.8, 32.
5. Юркин И. Н. Дополнения к генеалогии первых Демидовых // Тульский металл: четыре столетия истории. М.; Тула, 1995. С.10-12; Он же. Предки Демидовых Антюфеевы (по документальным источникам) // Известия Русского генеалогического общества. СПб., 1997. Вып.8. С.69-75 и др.
6. Юркин И. Н. Демидовы в Туле… С.27.
7. Могильников В. А. Происхождение Демидовых (генеалогические заметки) // Тульский металл: четыре столетия истории. М.; Тула, 1995. С.8-9; Юркин И. Н. Демидовы в Туле… С.31. Прим. 9.
8. См.: Юркин И. Н. Демидовы в Туле… С.30.
9. Тула. Материалы для истории города XVI – XVIII столетий. М., 1884. С.14, 16-17; РГАДА. Ф.210. Севский стол. Стб.84. Л.41.
10. РГАДА. Ф.137. Оп.2. Д.112. Л.24; Тула. Материалы… С.78.
11. РГАДА. Ф.210. Севский стол. Стб.84. Л.40.
12. Тула. Материалы… С.113-114.
13. РГАДА. Ф.210. Дела разных городов. Кн.9. Л.1-172, 221-279; Там же. Кн.100. Л.172-201; Там же. Оп.22. Д.183. Л.1-16. За указание на эти документы автор выражает благодарность В. А. Могильникову.
14. См. Юркин И. Н. Демидовы в Туле… С.17-18.
15. РГАДА. Ф.141. Оп.1. 1625 г. Д.35. Л.5 об.
16. Юркин И. Н. Демидовы в Туле… С.27.
17. Тула. Материалы… С.8-9.
18. РГАДА. Ф.210. Севский стол. Стб.155. Л.20, 20 об. Автограф Д. К. Антюфеева находим среди немногочисленных рукоприкладств других кузнецов, отмеченных в росписи: «Демка Клеменав сын сказал и руку приложил».
19. Там де. Дела разных городов. Кн.9. Л.120, 261 об.
20. Кафенгауз Б. Б. История хозяйства Демидовых в XVIII-XIX вв.: Опыт исследования по истории уральской металлургии. Т.1. М.-Л., 1949. С.85.
21. АВИМАИВиВС. Ф.2. Оп.1. Д.177. Л.56 об.
22. Струмилин С. Г. История черной металлургии в СССР. Т.I. (1500 – 1860 гг). М., 1954. С.39.; Тула. Материалы… С.208.
23. Юркин И. Н. Демидовы в Туле… С.31. Прим.14.
24. РГАДА. Ф.210. Дела разных городов. Кн.100. Л.189; Там же. Оп.22. Д.183. Л.14 об.
25. АВИМАИВиВС. Ф.1. Оп.1. Д.514. Л.1-2.
26. Юркин И. Н. Демидовы в Туле… С.261.
27. АВИМАИВиВС. Ф.2. Оп.1. Д.177. Л.8 об; Струмилин С. Г. История черной металлургии… С.34. Таблица 6; Тула. Материалы… С.209.
28. Тула. Материалы… С.208; ГАТО. Ф.1770. Оп.1. Д.4773. Л.279 об.
29. РГАДА. Ф.210. Дела разных городов. Кн.9. Л.69.
30. Там же. Кн.100. Л.187 об.
31. Там же. Севский стол. Стб.155. Л.18; АВИМАИВиВС. Ф.2. Оп.1. Д.177. Л.11 об.
32. Кафенгауз Б. Б. История хозяйства Демидовых… С.170.
33. Юркин И. Н. Демидовы в Туле… Гл.5.
34. РГАДА. Ф.151. Оп.1. Д.47. Л.206.
35. См.: Юркин И. Н. Демидовы в Туле… С.76.
36. Тула. Материалы… С.13, 17-18, 82, 98, 114-115.
37. РГАДА. Ф.214. Оп.5. Д.816. Л.5 об.
38. Там же. Ф.151. Оп.1. Д.47. Л.308.
39. Там же. Д.48. Л.117.
40. Тула. Материалы… С.147.
41. РГАДА. Ф.151. Оп.1. Д.49. Л.339-340.
42. Юркин И. Н. Демидовы в Туле… С.195-196.
43. АВИМАИВиВС. Ф.2. Оп.1. Д.177. Л.52 об; ГАТО. Ф.187. Оп.1. Д.13. Л.130; Тула. Материалы… С.210.

Опубликовано: Материалы 1-й Уральской родоведческой научно-практической конференции (15-16 ноября 2001 г., Екатеринбург). Екатеринбург, 2003. С. 133-139.

© Трофимов С. В.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s


%d такие блоггеры, как: